?

Log in

No account? Create an account
 
 
07 липня 2009 @ 13:54
Медвежья служба  
Медведи в польских войсках: две истории

Вряд ли кого удивишь рассказом о животных-военнослужащих. В придачу к привычным коням и собакам можно вспомнить слонов в древности, голубиную почту, прочее зубатое, когтистое и крылатое воинство вплоть до пингвинов и иных экзотических созданий. А в истории польской армии находим два случая, когда практически равноправным солдатами ставали медведи…

История первая: мурманская Баська


Баськой была белая медведица. И хотя таковые не водятся в Польше, служила она именно в польской части. Дело в том, что в 1918-19 г. контролированный Антантой север России стал местом концентрации бывших военнослужащих польских корпусов, расформированных в Белоруссии и Украине. Планировалось, что здесь, в окрестностях Мурманска и Архангельска они будут группироваться, а затем будут переброшены на родину. Особой численности они не достигли ввиду того, что пробираться сюда в разодранной гражданской войной стране было затруднительно. Тем не менее, создали что-то вроде польского батальона под командованием полковника Юлиана Скоковского (около 260 солдат и офицеров). История этой белой медведицы была описана в новелле командиром пехотной роты мурманского отряда Евгениушем Малачевским, которая вошла в сборник «Конь на холме».

Мёдвежонком ещё Баську купил у туземца польский подхорунжий Карась, который собственно соперничал с одним итальянским капитаном за симпатии некой дамы, любившей зверят. Удалось ли поляку завоевать её сердце неизвестно, а медведица осталась в польской части. Правда известно, что под окнами той дамы разыгралась некая драма – медведица прогнала лиса, с которым пришёл итальянец, а последнему оторвала изрядный кусок штанов. И если эта история закончилась более-менее благополучно, то за удушение Баськой напавшего на неё бульдога английского генерала Карась отсидел на гауптвахте десять дней.

В целом это была ласковая, приручённая медведица, с которой могли играть даже дети солдат. Восьмым параграфом приказа по части № L 33 её в качестве «дочери полка» зачислили в пулемётную роту и поставили на довольствие. Баську опекал капрал Сморгонский. Не совсем понятно, действительный это персонаж, либо псевдоним, придуманный Малачевским, – в Сморгонах на востоке бывшей Жечи Посполитой когда-то была школа дрессировки медведей (у Малчевского это бывший портной, никогда не бывший в Польше, и назначенный на должность дрессировщика исключительно из-за фамилии).

Именно этот капрал (впрочем, дрессировавший животное довольно жёстко, исходя из своего опыта муштры рекрутов и сломав не одну палку) назвал «дочь полка» Баськой – мол «Было в ней что-то женственное, и, вместе с тем, была в ней некая милая дикость, такая, как у многих польских Басек».

Впрочем, это имя не всем понравилось и в батальоне даже возникли две оппонирующие партии – одна из них утверждала, что Баська на самом деле медведь. Надо понимать, что других забот у части не было, ибо о поле зверя спорили даже офицеры. В конце-концов отдельным приказом лекарю было поручено проверить данный вопрос. Тот подтвердил: Баська – женского пола.



Вместе с мурманцами, как звали в Польше солдат этой части, она отправилась на свою новую родину. Тут, сразу по прибытии, она приняла участие в драке польских солдат с немецкими пограничниками в Гданськом порту, склонив чашу весов успеха на сторону поляков. Баська принимала участие в параде мурманцев 22 декабря 1919 г. на Саской площади в Варшаве, где вызвала у зрителей взрыв восторга, пройдя перед Пилсудским на задних лапах, а потом подав ему лапу. Михал Былина изобразил её на картине, посвящённой тому параду. Мурманцев разместили в Модлинском укрепрайоне, с ними поселилась и медведица.

Концовка истории Баськи трагична. Во время зимнего купания в Висле, куда её регулярно водили, она сорвалась с цепи и переплыла реку. А затем была убита местным крестьянином... Пока сопровождавшие её солдаты искали лодку, чтоб переправится, медведица безбоязненно (ведь она ещё не знала беды от людей) приблизилась к местному хозяину Вавжону, который с сыновьями стоял на краю села. А те решили, что неплохо бы использовать шкуру Баськи в качестве шуб для их жен. Под безжалостными ударами вил, не сопротивляясь и не понимая что происходит, Баська погибла.

Когда мурманцы наконец добежали сюда, было уже поздно. Солдаты потребовали хотя бы отдать её тело, но крестьяне заявили, что они на своей земле могут делать, что захотят. Разъярённые солдаты повыломали доски из забора и практически до смерти избили убийц своей любимой медведицы, а заодно и поспешивших тем на помощь кумов Вавжона… Тело Баськи уложили на те самые доски и понесли к берегу. Её чучело находилось одно время в Музее Войска Польского в Варшаве, но потом было утеряно. На вечернем построении Сморгонский доложил полковнику Скоковскому: «Пан полковник, докладываю, что местные польские крестьяне покромсали сегодня нашу Баську… чтоб их Господь Бог покарал тяжко за нашу беду и сиротство!..». «Было это на самом деле очень красивое и ужасно любимое животное», - так Малачевский окончил свой рассказ.



В январе 1920 г. мурманцы стали 3-м батальоном 64-го Грудзянского пехотного полка. Нашивка этой части была в виде синего щита с белой медведицей. В 1938 г. полк переименовали в 64-й Поморский полк мурманских стрелков.

История вторая: Войтек-артиллерист


Этот коричневый сирийский медведь родился, пожалуй, в 1941 или 1942 г. в околицах Гамадана в Иране (в других источниках говорится о районе Киркука в Ираке). Его поймал местный мальчишка, а затем за пару банок консервов продал польским солдатам из армии генерала Андерса, которую передислоцировали сюда из СССР. Кормили его разведённым водой концентрированным молоком из водочной бутылки с самодельной соской из презерватива.

Официально его зачислили в 22-ю роту обеспечения артиллерии 2-го Польского корпуса. Вместе с ней Войтек прошёл весь боевой путь – через Ирак, Сирию, Палестину, Египет до Италии. В роте также были собаки, черепахи, большая ящерица (по другим данным в 22-й «служили» также обезьяна, собака, морские свинки, попугай и голубь). Был и ещё один медвежонок – Михал, но его оставили в иракском зоопарке ввиду тяжёлого характера (в ином источнике говорится, что Михал был медведем 16-го стрелкового батальона, за агрессивный нрав был отдан арабам, но сбежал от них и вернулся в часть, окончательно его отдали уже в тель-авивский зоопарк).

Медвежонок рос, окружённый всеобщей любовью. Любил овощи, сладкие сиропы, мармелад, мёд и пиво, которое получал иногда за хорошее поведение. Время от времени получал Войтек и вино от сослуживцев. Спал вместе с солдатами в палатке, а потом для него соорудили большую деревянную будку, но он часто среди ночи старался опять таки влезть в палатку. По одной из армейских былей уже в Ираке медведь поймал ночью вора, пытавшегося украсть из польского лагеря оружие.



Веслав Ласоцкий, написавший первую книжечку об этом герои, вспоминал, что алкоголь влиял на того, как на человека: «После пары бутылок пива ставал весёлым и очень оживлённым. Никого не обижал, но временами приносил большие хлопоты». В частности, когда отправлялся по соседним лагерям – к австралийцам, индусам или англичанам. Чудо, что его не подстрелили. Иногда ночью забирался на склад, ища что-нибудь вкусненькое.

Один из бойцов 22-й роты Юзеф Можджень вспоминал о медведе: «Был это настоящий мальчишка. Любил езду в кабине, пиво и папиросы, не сторонился драки, но боролся только ради шутки. Никто его не победил». Пиво любил за вкус («Выпивая бутылку, долго одним глазом смотрел, есть ли ещё что на дне, а потом разочарованный отбрасывал её далеко»), а к бутылкам от водки относился сентиментально ввиду того, что его когда-то кормили из подобной. Впрочем, пиво и папиросы Войтек получал законно, поскольку состоял на полноценном довольствии.



Войтек любил кататься на армейских грузовиках – в кабине (в которую со временем помещался с трудом), а иногда в кузове, пугая и удивляя не знавших о нём. Любил ещё побороться в шутку с солдатами, естественно, неизменно побеждал и облизывал лицо своего соперника. Кроме всего прочего, Войтек ещё и ел сигареты, причём только зажжённые.

Во время тех самых боёв за Монте-Кассино этот медведь даже помогал носить к позициям ящики с амуницией (в одной из версий – ящики на себе, в другой – по снаряду в передних лапах от машины до орудия). Правду говоря, это было всего один раз (согласно некоторым источникам, это строго запретил один из офицеров), но легенда о медведе, носящим боеприпасы, стала очень популярной. После этого официальной эмблемой 22-й роты стал медведь со снарядом в лапах, её рисовали на машинах, флажках, использовали как нашивку на униформу.

В тех боях за ним закрепилась слава своеобразного амулета – тот, с кем он ехал, не пострадает. Действительно, Войтек несколько раз отказывался садится в грузовик, а за всё время не был ни разу ранен. Правда, нервничал при сильной канонаде, но всё же засыпал, прижавшись к какому-нибудь солдату. В перерывах между боями Войтек развлекал солдат вися на дереве или кувыркаясь, любил срывать аплодисменты.



После войны Войтек вместе со своей частью был передислоцирован в шотландское Глазго. Рота разместилась в Винфилд Парк, а медведь стал любимцем всех окружающих. Ему посвящены множество публикаций в прессе, его именуют членом местного Польско-шотландского общества (на церемонии приёма ему вручили бутылку любимого пива). Но пришёл момент расформирования корпуса и 15 ноября 1947 г. Войтека поселили в Эдинбургский зоопарк под обещание директора последнего никому не отдавать медведя без согласия бывшего командира 22-й роты. В то время медведь-артиллерист весил ок. 250 кг и был ростом больше 180 см.

Войтек умер в декабре 1963 г., о чём сообщили британские радиостанции. Ему посвящены памятная таблица в Эдинбургском зоопарке, памятник в Эдинбурге, стенды в Имперском музее войны (Лондон) и Канадском музее войны (Оттава), барельеф в Музее им. генерала Сикорского (Лондон). Он неоднократно ставал героем детских теле- и радиопередач. В Британии и Польше о нём написано ряд книг и сняты документальные фильмы.




NB (с) – мой, поэтому копипаст невероятно повредит Вашей карме.
 
 
Дислокація: там само
Погода: Ну, за Іванів!
 
 
 
sparrowhawksparrow_hawk on 07 липня 2009 16:54 (UTC)
очень интересно!

В январе 1920 г. мурманцы стали 3-м батальоном 64-го Грудзянского пехотного полка. Нашивка этой части была в виде синего щита с белой медведицей. В 1938 г. полк переименовали в 64-й Поморский полк мурманских стрелков.

оч. любопытно, что вот так традиции берегли
nikolauskassnikolauskass on 07 липня 2009 18:31 (UTC)
Можна згадати ще й "повстанського ведмедя" але я так досі і не зрозумів - чи був то живий ведмідь чи "тущка".
aaurousapiaa on 14 липня 2009 18:48 (UTC)
a Журнальчик прикольный у вас, можно было бы уже и на собственный домен перебираться стул2
Дмитрий Коржовdmitry_korzhov on 22 жовтня 2009 14:22 (UTC)
Спасибо за шикарную байку
Действительно, очень интересно. А книга "Конь на холме" у Вас есть? Есть ли там еще истории про Мурманск 1918-19 годов? Да, фото со ссылкой на ваш ЖЖ скопировал в свой...
Steadfast Tin Soldierjoanerges on 22 жовтня 2009 16:22 (UTC)
Книга есть в djvu-формате на польском, есть ли ещё о Мурманске - не помню, надо глянуть
Steadfast Tin Soldierjoanerges on 22 жовтня 2009 18:20 (UTC)
Переписываю сообщение, поскольку дал неверный линк:

Прошу прощения, оказалось, что у меня только один этот рассказ о Баське, изданный отдельно. Если интересно - забросил сюда
О поляках в Мурманске можно прочитать, скажем в их Википедии
Дмитрий Коржовdmitry_korzhov on 23 жовтня 2009 06:31 (UTC)
Спасибо большое:)